аукционный дом

+7 (495) 510-6778

+7 (495) 502-3030

+7 (495) 510-6779

art@magnumars.ru

Бесспорно русский художник И.П. Похитонов

Это какой-то чародей-художник,
так мастерски, виртуозно сделано;
как он пишет - никак не поймешь:
счищено, потом опять написано сверху.
Чародей!
(И.Е. Репин)

Жизнь и творческое наследие Ивана Павловича Похитонова по сей день остаются мало изученными. На сегодняшний день многие работы художника находятся в частных коллекциях разных стран, кроме того, большая часть его наследия погибла во время Второй мировой войны. Тем не менее, благодаря сохранившимся произведениям, можно составить представление о безусловном таланте и жизни этого уникального человека. Художник большую часть своей жизни провел не в России и чаще писал живописные виды юга Франции, оживленных пляжей Ла-Панна, местечка Тру-Луэт близ города Льежа в Бельгии, а также окрестности знойного Неаполя в Италии. Однако, он всегда считал себя русским художником и никогда не терял связи с родиной.

Удивительна творческая судьба Похитонова. Художнику пришлось перепробовать множество профессий, прежде чем определилось его настоящее призвание. Он учился в Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии, изучал естественные науки в Одесском университете, служил контролёром в банке. Рисование пришло к нему как увлечение: рисовал крестьян из своего села (родился в селе Матрёновка Херсонской губернии в 1850 г.); хатки, крытые соломой; портреты своих близких…

И.Е. Репин. Портрет Похитонова И.П. 1882
Холст, масло. 64,5 x 53,5.
Государственная Третьяковская галерея

Не получивший систематического художественного образования, по сути самоучка, Похитонов приехал в 1877 году, в возрасте 27 лет, в Париж, чтобы приобрести профессиональные навыки в искусстве, и едва ли не с первых шагов был окружен единодушным признанием и восхищением. В Париже Похитонов начал пользоваться советами известного русского пейзажиста А.П. Боголюбова, который жил в то время во Франции и всячески поддерживал русских художников. Не менее важным для становления художника было самостоятельное изучение и усвоение увиденного в музеях, на выставках, в мастерских французских живописцев. Он не просто изучал техническую сторону живописи, но и пытался освоить и понять саму эстетику и видение французских художников. Особенно Похитонову были близки мастера Барбизонской школы – Камиль Коро, Жан Франсуа Милле, Шарль Добиньи, - которые еще с 1840-х годов обратились к природе родной страны и сделали предметом искусства поэзию будничной природы. Не миновало заинтересованного внимания Похитонова еще одно направление во французском пейзаже – импрессионизм с его замечательными достижениями в пленэрной живописи. Именно в это “парижское” время формируется характер Похитонова-художника, складывается его особый изобразительный почерк, остававшийся по большей части неизменным до конца жизни. Свободная живописная манера, изумительная верность и ясность тональных и цветовых отношений сделали его самым французским среди русских пейзажистов. Французы же восхищались гармонией и ясностью его пейзажей, а также виртуозной техникой.

Художник писал миниатюры, или, как их еще называют, «миньоны» (от франц. mignon – “крошечный”) — маленькие картинки на дереве. Этот род миниатюрной живописи был распространен и популярен в то время в Европе, в первую очередь, благодаря мастерству одного из известнейших художников Франции - Эрнеста Мейссонье, умевшего на дощечке размером чуть больше ладони исполнить не только портреты и пейзажи, но и разместить многофигурные сцены. Специфика такого рода живописи заключалась, прежде всего, в малых размерах произведений, требовавших ювелирного мастерства и тонкости.

Мейссонье Жан-Луи-Эрнест. Сольный
концерт. 1852-1853. Дерево, масло.
18,4 х 21,7. Собрание Уоллеса, Лондон

Однажды состоялось знакомство Похитонова с Мейссонье; мастеру давно рассказывали о русском художнике, который был бы рад услышать мнение о своих работах. Ознакомившись с произведениями Похитонова, Мейссонье высоко оценилих их, проиграв к тому же русскому художнику в конкурсе на наиболее совершенную миниатюрную живописную работу. Мейссонье на малой золотой монете написал портрет, а Похитонов – нескольких всадников на лошадях и, естественно, выиграл этот конкурс, получив первую премию.

Своеобразие Похитонова, его непохожесть на других состояла в том, что он сумел соединить виртуозную технику миниатюрной живописи с живым, непосредственным чувством природы, пленэрными поисками. Он писал свои картины на специально подобранных небольших дощечках (их размер почти никогда не превышал 35 сантиметров, а часто был и гораздо меньшим) лимонного или разных пород красного дерева с использованием лучших сортов красок и разнообразного ассортимента: тонких кистей, иногда микроскопических размеров, мастихинов, скальпелей и даже рыбьей кости для шлифовки. Во время работы художник пользовался лупами, всевозможными измерителями, а также специальными сдвоенными очками, имеющими одновременно и увеличительные и отдаляющие стекла. Этими средствами он добивался полной законченности картины, сохраняя при этом свежесть непосредственного восприятия натуры.

Мейссонье Жан-Луи-
Эрнест.
Сольный
концерт. Фрагмент.

Внук Похитонова И.Б. Маркевич писал о том, как работал его дед: «Любовь, с какой Иван Павлович выбирал дощечки лимонного или красного дерева, укреплял на обороте поперечные планки, чтобы они не коробились, а затем покрывал их густым слоем темной мастики и хранил в таком виде иной раз по нескольку лет, прежде чем написать на них картину, может служить примером благоговейного отношения к своему ремеслу. Наконец, когда краски подсыхали, Иван Павлович опять-таки не жалел сил, чтобы усовершенствовать картину, - полировал ее рыбьей костью, без конца переворачивая в своих прекрасных мускулистых руках, и ласкал, словно желая сообщить ей теплоту своего дыхания. Именно этой заботе Ивана Павловича о технической стороне искусства мы обязаны неизменной свежестью и стойкостью красок на его картинах».

Его первые, небольшие по размерам, написанные маслом на дереве картины, выставленные в 1882 году на международной выставке в Париже, принесли художнику известность. Он сразу же получает заказ от самого императора Александа III написать места боевой славы русской армии в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Получал Похитонов и другие официальные заказы. Он выставлял свои работы в Салоне, и о степени его успеха говорит тот факт, что парижские торговцы картинами наперебой предлагали Похитонову заключить контракт на самых выгодных условиях. Известнейшие критики того времени (Альбер Вольф, Эмиль Бержер, Жюль Кларти) отмечали художественные достоинства его картин, говорили о русском мастере, как о феноменальном явлении, как о выдающемся таланте, заслуживающем внимания самых разборчивых знатоков искусства.

Несмотря на славу, обрушившуюся на художника, Похитонова не привлекала шумиха и модная суета парижского света. Будучи человеком очень скромным, он отдавал предпочтение тихому самоуглубленному совершенствованию в мастерстве, созерцанию природы и единению с ней. Эти качества художника очень многое определили в его творчестве.

И.П. Похитонов. После захода солнца. Барбизон, 1889.
Дерево, масло. 13 х 26,9.
Государственная Третьяковская галерея

Он много ездил по Франции (Барбизон, Биарицц, Буживаль и др.), соорудив «специальную мастерскую» на колесах – запряженную лошадьми карету с открытым верхом и боковым окном - «рамой» для изображаемого пейзажа. Похитонов выбирал для своих пейзажей самые непритязательные мотивы – крестьянские поля и луга, с пасущимися на них стадами, привлекательные для охотника и рыболова поймы рек и болотца. Нередко он изображал людей, живущих в согласии с природой.

И.П. Похитонов. Биарицц. Перед грозой. Озеро
в Ландах и горелый сосновый лес. 1891.
Дерево, масло. 16,4 x 26,5.
Государственная Третьяковская галерея
И.П. Похитонов. Вечер после грозы.
Берег Гавы. 1880–е. Дерево, масло. 14,1 х 23,6.
Государственная Третьяковская галерея

Несмотря на миниатюрность их фигурок, порой занимающих буквально несколько квадратных миллиметров, они предстают в работах художника «как живые». К работам этого периода относятся следующие произведения: «Вечер после грозы. Берег Гавы» (1880-е), «После захода солнца. Барбизон» (1889 г.), «Биарриц. Перед грозой. Озеро в Ландах и горелый сосновый лес» (1891 г.), «После захода солнца. Берег Гавы» (1890 г.), «Нормандия. Вид на Суверен-Вандер от императорской фермы» (1890-е).

И.П. Похитонов. Нормандия. Вид на Суверен-Вандер от императорской фермы. 1890 –е.
Дерево, масло. 15 х 25. Саратовский государственный
художественный музей им. А.Н. Радищева

В 1891 году Похитонов уехал (с женой Евгенией Вульферт) в Италию. Восемь месяцев он провел в живописном городке Торре-дель-Греко, расположенном на берегу Неаполитанского залива у подножия вулкана Везувий. Здесь он создал пейзажи («Везувий» 1891 г.) и жанровые сценки («Торре-дель-Греко» 1891 г., «Лес близ Торре-дель-Греко» 1891 г.), которые отображают атмосферу этого края, этой маленькой частички Италии во всем ее богатстве и разнообразии. Художник запечатлел уникальные ландшафты и колорит данной местности: синеву ясного неба, моря, оттенки зелени, купающейся в лучах солнца растительности, работающих и отдыхающих людей.

И.П. Похитонов. Везувий. 1891. Дерево, масло. 11,8 х 28,8.
Государственная Третьяковская галерея

И.П. Похитонов. Торре- дель- Греко. 1891.
Дерево, масло. 16 х 23.
Вятский художественный музей
им. В.М. и А.М. Васнецовых, Киров
И.П. Похитонов. Лес близ Торре-дель-
Греко. 1891. Дерево, масло.16,2 х 14,8
Севастопольский художественный
музей им. П.М. Крошицкого

Репин И.Е. с восторгом писал об удовольствии, которое он получил, увидев работы художника на выставке «Салон Марсова поля» в Париже в 1894 году: «Но за всю муку и ходьбу по бесконечным залам Салона я отдохнул с наслаждением перед миниатюрными перлами нашего И.П. Похитонова. Из десяти его вещей большая часть представляет картинки из Торре-дель-Греко, на Неаполитанском заливе. Сколько блеска, свежести, какая выдержка рисунка и тона везде, особенно на зданиях!».

В 1893 г. в жизни и творчестве Похитонова начался новый период: он переехал вместе с женой в Бельгию (в Жюпиль, пригород Льежа). В Льеже обосновались его мать (Варвара Алексеевна), сестра Анастасия и ее муж Иван Лазаревич, приехавшие из Франции. Кстати говоря, многие работы были написаны художником на тихой улочке Тру-Луэт неподалеку от дома, в которой жил художник.

И.П. Похитонов. Тру-Луэт. Ранняя весна. 1895.
Дерево, масло. 12,3 х 17,1.
Государственная Третьяковская галерея
И.П. Похитонов. Тру-Луэт.
Ранняя весна. Фрагмент

Похитонов постепенно осваивал быт и природу Бельгии, изображая окрестности Льежа. Ему полюбилась атмосфера данной местности: уютные улочки, дома и дворики, его спокойные обитатели.

Имея возможность постоянно наблюдать окружающие пейзажи в разное время года, он изучал малейшие изменения в состоянии природы, с волшебной легкостью воссоздавая в картинах бодрящую свежесть морозного воздуха, прохладу весеннего ветерка и как будто даже запахи сада в летний зной.

Пейзажи, написанные в этот период, чаще всего населены людьми, занимающимися неторопливой повседневной работой, как в картине «Тру-Луэт. Ранняя весна» (1895 г.). Иногда пейзажи безлюдны, но ощущение обжитости в них не исчезает благодаря отдельным деталям, свидетельствующим о близком пребывании человека: веревка с бельем в картине «Тру-Луэт. Осенний вечер», (1895 г.), часть ограды сада - «Тру-Луэт зимой» (1894 г.). Главное же, что создает в них ощущение присутствия людей, - это их наполненность настроением, созвучным переживанию человека.

И.П. Похитонов. Тру-Луэт. Осенний вечер. 1895.
Дерево, масло. 13,8 х 17,2.
Государственная Третьяковская галерея

К зимним пейзажам, написанным в Бельгии, относятся картины - «Тру-Луэт. Зимний день Унавоженное поле под снегом» 1894 г., «Тру-Луэт зимой» 1894 г., «Тру-Луэт. Зима. Вид из квартиры художника» 1895 г. Похитонов всегда встречал снег с радостью, с нежностью любовался снегом, когда он робко опускался на землю, украшая темные, невзрачные крыши. Поэтому облик зимы становился трогательным благодаря творческому восприятию художника и его любви к природе, которая способна проникнуть в душу вещей и воскресить ее. По свидетельству Маркевича (внука художника), художник вынес из России «понимание снега как чего-то благодетельного; снег в его картинах – это не саван смерти, а покров, оберегающий жизнь, праздничный наряд, преобразующий самые заурядные предметы и придающий им очарование девственности». Проникновенный лиризм зимних пейзажей, исполненных Похитоновым в Бельгии, свидетельствуют о том, что художник никогда не забывал о России.

И.П. Похитонов. Тру-Луэт зимой. 1894
Дерево, масло. 12,1 х 28.
Государственная Третьяковская галерея
И.П. Похитонов. Тру-Луэт. Зимний день.
Унавоженное поле под снегом. 1894.
Дерево, масло. 14,2 х 21,3.
Государственная Третьяковская галерея

Одним из лучших по простоте мотива, поэтичности и колористическому мастерству является пейзаж «Тру-Луэт. Зима. Вид из квартиры художника» (1895 г.). Создается впечатление, что художник рассматривает из своего окна маленький дворик, давно знакомые стены домов, освещенные тусклым зимним солнцем; любуется только что выпавшим снегом, его пушистыми хлопьями, повисшими на ветках деревьев и кустарнике. Взгляд невольно уходит в глубину к одинокой темной фигуре медленно бредущего к воротам мужчины. В целом, все перечисленное придает поэтичное настроение этому, в сущности, очень обыкновенному природному облику.

И.П. Похитонов. Тру-Луэт. Зима. Вид из квартиры
художника. 1895. Дерево, масло. 25 х 18,5.
Государственная Третьяковская галерея

Помимо картин, написанных в пригородах Льежа, у Похитонова есть множество работ, выполненных в бельгийском курортном городке Ла-Панн. В поисках уединения художник часто уезжал на берег моря в Ла-Панн, где обычно работал в теплое время года. Он подолгу жил здесь в 1890-х, 1906—1913 годах и в начале 1920-х. Свои впечатления от Ла-Панна Похитонов передал в пейзажах: «Ла-Панн. Заход солнца в дюнах», «Ла-Панн. Пляж» (оба – 1895 г.), «Ла-Панн. На окраине пляжа», «Берег моря. Ла- Панн», «Ла-Панн. К вечеру», «После захода солнца. Ла-Панн» (все – 1890-е), «Небольшая дюна вечером», «Вид из Ла-Панна» (оба – 1900-е).

Большинство пейзажей, написанных здесь, изображают морское побережье. В них запечатлены нежные переливы изменчивых перламутровых красок моря и бархатистых песчаных берегов, тончайшие градации бесконечно меняющихся оттенков неба. В этих произведениях цвет приобретает особую чистоту и прозрачность.

И.П. Похитонов. Ла-Панн. Пляж. 1895.
Дерево, масло. 14,3 х 25,1.
Государственная Третьяковская галерея
И.П. Похитонов. Ла-Панн. Заход солнца в дюнах.
Дерево, масло. 11,1 х 18.
Государственная Третьяковская галерея

Персонажи здесь настолько сливаются с пейзажем, что кажутся неотъемлемой частью его, как деревья и растения. Взор Похитонова отличался удивительной проницательностью, и в своих произведениях живописец прекрасно передавал свой восторг перед зрелищем вечно меняющихся форм и красок. Морские пейзажи, очень красивые и богатые по живописному содержанию, в большинстве своем носят медитативный характер: художник передает в них то чувство покойного и благого растворения в пространстве, которое приходит к одинокому созерцателю на морском берегу в тихую безветренную погоду.

В 1901 году он приезжает в Россию с намерением остаться здесь навсегда. Он посетил Петербург и Москву, где был встречен художественной общественностью с большим радушием и почетом.

В 1902 году Похитонов становится владельцем небольшого имения Жабовщизна, располагавшегося в нескольких десятках километров от Минска, где живет несколько лет. Здесь он с прежним восторгом обращает свои взоры к русской природе. Часто он пишет один и тот же пейзаж в разные времена года, передавая особенности жизни природы в летнюю и зимнюю пору — «Панорама в Жабовщизне», «Снежный пейзаж» (1900-е годы). В Жабовщизне одной из главных тем его творчества по-прежнему остается крестьянский труд. Эта тема представлена в многочисленных работах художника этого времени — «Околица в Жабовщизне» (1904 г.), «На краю села. Ранняя осень» «Прачки у пруда», «Яблони зацвели. Жабовщизна» (начало 1900-хгодов). Эти картины отличает особая любовь художника к сельской жизни, который изображает различные моменты жизни природы, а также будничный деревенский быт: окучивание грядок, уборка картофеля, стирка, пересадка цветов.

В 1904 году ему присваивают звание академика, а в 1905 – его избирают членом Товарищества передвижных художественных выставок. В том же году он побывал в имении Ясная Поляна, заинтересованный, как и все, жизнью и личностью великого писателя – Л.Н. Толстого. Похитонов написал здесь несколько видов имения, портрет писателя, а также массу портретных зарисовок — «Лев Толстой перед деревом бедных в Ясной Поляне» (Частн.собр., Швейцария), «Въезд в Ясную Поляну» (ГМИИ им. А.С.Пушкина), «Ясная Поляна. Толстой на балконе усадебного дома» (Частн. собр., Санкт-Петербург). Радушно принятый Толстым и его близкими, Похитонов провел в имении около двух недель: они много разговаривали, обсуждали насущные вопросы времени и искусства. Позже уже оказавшись в Бельгии, художник будет часто вспоминать дни, проведенные в Ясной Поляне.

И.П. Похитонов. Въезд в Ясную Поляну. 1905.
Дерево, масло.
Отдел личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина

В скором времени неожиданно для всех Похитонов вновь уехал в Бельгию. С 1906 по 1913 год он жил в основном в Жюпиле, на летние месяцы выезжая в Ла–Панн, где у него со временем появилась собственная дача. Он вновь и вновь писал свои любимые морские дали, поля, сады и тихие улочки. Однако, художник еще возвращался (с началом первой мировой войны) на родину, живя то в Жабовщизне, то на Херсонщине. В 1916 году в Петрограде состоялась его первая персональная выставка, получившая живой отклик у публики.

Последние годы своей жизни Похитонов провел в Бельгии, вернувшись к спокойной творческой жизни, изображению морских побережий и окрестностей Льежа и Брюсселя. 12 декабря 1923 г. Похитонова не стало. Исполняя волю художника, его похоронили в Брессу близ Льежа, рядом с матерью. В 1925 году в Льеже состоялась посмертная выставка.

Несомненно, Похитонов является русским художником, как писал он о себе в письме к Третьякову: «Я бесспорно русский художник, и мне грустно думать, что я оставлю столь незаметный след на родине». Еще при жизни художника П.М. Третьяков, тонкий ценитель пейзажа, ощутил значительность творчества Похитонова и приобрел 23 его произведения для своей знаменитой галереи. И.Е. Репин, приезжая в Париж, дважды писал колоритную фигуру художника с энергичным живым лицом и густыми черными вьющимися волосами («Портрет Похитонова И.П.» 1882 г.). Пейзажи Похитонова высоко ценили все крупные русские художники второй половины XIX–начала XX века: И.Н. Крамской, В.Д. Поленов, К.А. Савицкий, В.М. Васнецов, В.А. Серов и др. Похитонов любил в живописи прежде всего повседневную правду жизни: ее красоту в самом простом и скромном проявлении. Ему была важна не столько эмоциональная передача впечатлений от природы, сколько непосредственное любование ее живым повседневным обликом.

Предыдущая статья